Как в древнем риме называли многоквартирный дом

Как в древнем риме называли многоквартирный дом – ЖКХ

Как в древнем риме называли многоквартирный дом

06.11.2019

Большинству людей древние римские дома напоминают о прекрасных римских виллах, которые можно увидеть в римских фильмах — с внутренним двором или атриумом и красиво оформленными комнатами. Эти виллы назывались домусами, и в них могли жить только очень богатые.

Большинству же римских граждан приходилось ютиться в маленьких квартирах, называемых инсула. Они, зачастую были очень тесными и вонючими, так как по соседству проживало сразу несколько десятков человек и соблюдение гигиены усложнялось в разы.

Рим 2000 лет назад был городом с впечатляющими мраморными зданиями, такими как Колизей или большие храмы на Форуме. Но при этом Рим был довольно грязным. Рядом с этими впечатляющими зданиями строились многоквартирные римские дома, с общими туалетами и без трубопровода. Рим тогда больше походил на Калькутту, чем на Париж.

Многоквартирные римские дома

Рим гудел. В многоквартирных домах так же были магазины, которые выходили на улицу, пекарни, таверны, мастерские. На улице было много транспорта, конных экипажей или осликов, люди, по дорогам гуляли и богатые и бедные.

Макет многоквартирного римского дома

Многоквартирные римские дома могли быть очень высоким, в 6 или 7 этажей, что кажется высоким для того времени. Они строились из дерева и кирпича, при этом, зачастую, довольно неумело, что приводило к из нередким разрушениям, обвалам и быстро распространяющимся пожарам.

Наиболее дорогие квартиры располагались на нижних этажах, тогда как квартиры на верхних этажах обычно были меньше, более людными и дешевле в аренде.

В квартирах на нижних этажах римских домов был водопровод, туалеты и отопление, а людям, живущим на верхних этажах, приходилось пользоваться общественными туалетами.

Имплювий в богатом римском доме

Разумеется, выбрасывать экскременты на улицу было строго запрещено, и людям приходилось пользоваться уборными (общественными туалетами), но законы часто не соблюдались, что приводило к мусору, грязи и нечистотам на улицах.

Чаще всего многоквартирные римские дома принадлежали высшему классу, представители которого взимали плату с проживающих —низших и средних классов (плебс).

Домус

У римского высшего класса был другой образ жизни. Богатые городские римляне жили в домусах. Домус был большим римским домом на одну семью — с атриумом или двором посередине.

Атриум считался некой приемной — в центре располагался имплювий, представлявший собой небольшой бассейн, в который приносилась вода из комплювия, расположенного на крыше (он собирал дождевую воду).

Имплювий осуществлял охлаждающий эффект в атриуме и во всем доме.

Макет богатого римского дома

Атриум можно считать современной гостиной. Аристократы принимали здесь своих гостей и деловых партнеров. Домус также имел кухню, ванную комнату, спальни и триклиний, который был столовой, где люди ели, лежа на диванах.

У очень богатых римлян были особенно роскошные дома с мраморными полами, много столовых, частная библиотека, где они могли читать, частная баня, то есть ванная комната с сауной и бассейном. Очевидно, что эти древние римские дома были весьма чистыми и обслуживались прислугой. Как правило, богатеи имели несколько таких домов — в центре города и в пригороде — на природе.

Стоит отметить, что и многоквартирные римские дома и богатые домусы строились в одних и тех же кварталах. Не было исключительно богатых или бедных улиц. В конце III -го века в Риме насчитывалось около 1800 домусов и примерно 45 000 многоквартирных домов на город с населением около 800 000 человек.

Источник:

Древнеримская коммуналка

Знаете ли, в каких домах жили древние римляне? Если нет, то для вас будет открытием этот пост. Ведь уже две тысячи лет назад римляне жили в пятиэтажных «жилых комплексах»…

Нет, коммуналку не выдумали коммунисты в 1917 году и она даже не появилась в начале XVIII века в Санкт-Петербурге, первую коммуналку в многоэтажном доме (инсула) изобрели в III веке до нашей эры в древнем Риме.

Причина была в общем-то та же — инсул было недостаточно ввиду дороговизны земли в Риме и наем средней квартиры стоил пару тысяч сестерциев в год, а рядовой легионер получал около тысячи сестерциев в год (рядовой ремесленник приблизительно столько же), а поэтому в одну и ту же квартирку обычно набивалось по несколько семей — совершенная коммуналка.

Правда, для беднейших жителей Рима, которые не могли платить, со времён Цезаря существовали бесплатные инсулы, но если дешёвые инсулы были ужасными, то вы можете себе представить как выглядели бесплатные.

Появились первые многоэтажные дома приблизительно в III веке до нашей эры, когда возникла идея надстроить привычные одно/двухэтажные дома — стал сказываться недостаток земли. Многоэтажные инсулы стали массовым недорогим видом жилья, прямо древнеримские хрущёвки :).

Именно они, а не храмы и виллы, определяли облик древнего Рима — в 350 году нашей эры здесь было 1782 индивидуальных дома (домус) и 46.020 инсул — последние явно преобладали. Первые инсулы были 3-5-этажными каменными домами на первых этажах которых располагались магазины и мастерские, а остальные этажи были жилыми.

Инсулы были очень разными, дорогие инсулы по комфорту приближались к современным квартирам, в них были стеклянные окна (или слюдяные), водопровод и канализация, потолки высотой до 3,5 метров, водяные котлы отопления и так далее. На первом этаже инсул класса «люкс» были аналоги нынешних фитнес-центров и термы.

Аренда такой инсулы могла стоить 10.000 и более сестерциев в год что было явно недёшево.В дешёвых инсулах в окнах не было никаких стёкол и они попросту закрывались ставнями, в холодное время года они поэтому попросту не открывались — чтобы не терять драгоценное тепло.

Воздух поэтому был затхлым и чтобы его сделать как-то лучше, в жаровне сжигали кусочки хлеба и веточки розмарина.

(Кстати, жареным хлебом римляне «ароматизировали» вино, бросая его туда, именно от этого и появилось слово «тост»).

Комнаты были разделены стенами, которые были сделаны из сплетённого тростника, обмазанного глиной, а потолки были не выше 2 метров, а в некоторых случаях и вовсе такие низкие, что жители ходили пригнувшись. Туалеты в подвалах инсул были лишь начиная от среднего класса, жильцам бедных инсул предлагалось решать проблему самостоятельно

Источник: https://gradpk.ru/dokumenty/kak-v-drevnem-rime-nazyvali-mnogokvartirnyj-dom.html

Мебель в Древнем Риме | Архитектура и Проектирование | Справочник

Как в древнем риме называли многоквартирный дом

         Атрий в вилле Сан-Марко в Стадиях

Римская культура и искусство достигли наивысшего расцвета только в период императорской власти и были сложнее, многограннее, чем культура и искусство Греции. Характерна противоречивость, неоднозначность, часто в произведениях одной и той же эпохи грубая простота соседствует с ослепительной помпезностью.

Однако римская культура имела свой особый характер, отличающий ее от греческой. Римляне были людьми расчетливого, ясного и практичного ума, они руководствовались больше разумом, нежели чувством. Римлянам недоставало способности создавать новое, однако чувство прекрасного у них было весьма развито, они имели хороший вкус и разбирались в том, что выбрать и использовать для своих целей.

Обнаруженные во время раскопок Помпеи жилые дома дают возможность познакомиться с рациональным образом жизни римлян, с обстановкой их жилищ, оценить ее красоту.

Римский дом со строгостью его планировки и убранства создавал репрезентативные рамки для протекавшей в нем жизни, центром которой была деятельность его хозяина, принимавшего здесь деловых клиентов.

Римские дома не были лишены подчас и безвкусной помпезности, на которую парвеню были падки во все времена, их глупые идеи и воплощали в жизнь художники, которые скорее могут быть названы ремесленниками.

Внутреннее оформление жилых домов было очень богатым, полы мраморные или из цветной мозаики, кессонный потолок сохранял формы деревянной конструкции, стены были украшены яркой декоративной росписью, создававшей иллюзию расширения внутреннего пространства узких темных комнат. Эти шедевры известны в истории искусства под названием помпеиских фресок. Широко применялись ковры и драпировка (занавеси в дверных проемах для изоляции помещений и др.).

Роскошному оформлению внутренних помещений соответствовала и мебель, которая в основном была схожа с греческой мебелью эпохи Александра Македонского. В ее производстве участвовали кроме столяров и другие ремесленники. Столярной работой в Риме занимались в основном рабы. Дошедшие до нас изображения дают нам представление о мастерских того времени и производственных процессах.

Более точные сведения мы имеем об инструментах благодаря богатым археологическим находкам. По данным Плиния, у римского столяра были почти все используемые в настоящее время ручные инструменты; столярная техника была на высоком уровне. К сожалению, римская мебель имела судьбу, сходную с греческой: вся деревянная мебель погибла, до нас дошли только бронзовые и мраморные памятники.

Существенной новинкой по сравнению с Грецией было использование в римской мебели пластичных украшений (резьба по дереву и металлическая пластика).

Для мебели наиболее часто использовалась древесина кедра, туи, оливы, ясеня и клена, для интарсии — самшит, пальма, платан и черное дерево.

Декоративное оформление зависело от характера применявшихся инструментов, было много выточенных и изготовленных рубанком элементов мебели.

Основными элементами орнаментики в эпоху Августа были растительные орнаменты, листья аканта, грозди, гирлянды, фрукты. Комбинации цветов, листьев и вьющихся побегов наподобие натюрмортов были строго симметричны и стилизованы. Орнаментика была часто символической и богата аллегориями.

Часто встречались изображения зверей, символически используемые фигуры орлов, львов, крылатых хищников или сфинксов, хотя римляне воспринимали эти символы не так серьезно, как жители Востока, и смело использовали их для украшения мебели, особенно ножек и спинок стульев.

У римлян впервые в истории стилей мы встречаем осознанную стилизацию. Стремлением к роскоши обусловлено то, что наряду с древесиной применялись и дорогостоящие материалы: бронза, мрамор, золото, серебро, слоновая кость, рог, панцирь черепахи.

Часто изделия мебели высекались из мрамора или полностью отливались из бронзы.

К способам декоративного оформления относились резьба, гравировка, роспись, позолота, фанерование, инкрустация.

Во внутреннем оформлении жилища помимо столяров принимали участие специалисты по бронзовому литью, токари, граверы, чеканщики, резчики по дереву и слоновой кости.

Образцами служили поздние формы греческой мебели, однако в руках римлян они получали более богатое, более декоративное оформление, тщательно прорабатывались даже мелкие детали.

В обиходе были различные типы мебели, отвечающие разнообразным запросам. Что касается мебели для сидения, то здесь почти неизменными оставались табурет, складной стул и кресло.

Табуреты без спинки (sella, scamnum, subsellium) были из древесины или бронзы с выточенными ножками, в оформлении которых частично чувствовалось влияние этрусской техники литья из бронзы. Тип складного т. н.

курульного (парадного) стула (sella curulis) использовали важные персоны, а курульное императорское кресло (sella imperatoris) — только император. Кафедра, созданная на основе греческого клисмоса, — удобное, однако громоздкое кресло — была «сиденьем для знати».

Солиум (solium) — почетный стул для глав аристократических семейств, которые имели свое постоянное место в храмах, купальнях или в таблинуме; их кресла часто были высечены из мрамора, с рельефами и ножками в виде звериных лап. Кресло часто дополнялось скамеечкой для ног (scabellum). Плетеная мебель была известна в Риме еще в III веке н.э., она имела совершенную форму и была прекрасно исполнена.

Среди мебели для сидения следует упомянуть простые, неприхотливой формы скамьи (scamnum) для повседневного пользования.

Известна нам и другая форма скамьи: со спинкой и подлокотниками, которая стояла в атрии домов состоятельных людей и предназначалась для того, чтобы пришедшие с улицы могли сесть на нее и смыть пыль с ног. Третья форма скамьи — т. н.

bisellium — парадная двухместная скамья без спинки, которой всегда пользовался один человек как знаком почести, возданной ему.

Римляне — как и древние греки — большую часть жизни проводили лёжа, так как не только ели, но зачастую и работали — читали, писали, заключали сделки — лежа. Для этого они применяли различные ложа (lectus tricliniaris). Вокруг круглого обеденного стола устанавливались три ложа, на каждом из которых могли расположиться три человека.

Традиционная кровать (lectus cubicularis, lectus genialis), обычно деревянная, богато драпировалась и имела мягкую обивку. Четыре выточенные ножки несли четырехугольную деревянную раму с низким — косым или изогнутым —изголовьем.

Профилированные поперечины, интарсия и бронзовые украшения на раме придавали этой мебели очень эффектный вид. На базе этой мебельной формы возникли носилки, которыми пользовались знатные римляне для передвижения по городу.

Эти кресла-носилки в зависимости от состоятельности их владельца были более или менее роскошными.

Стол у римлян играл большую роль и имел различное назначение. Обеденный стол был легкий и подвижный, так как иногда при перемене блюд менялся и стол. Этому назначению лучше всего соответствовал греческий тип стола на трех ножках. Ножки его часто были выполнены из бронзы в виде звериных лап.

Греки с присущим им чувством формы делали ножки, которые только заканчивались в форме звериных лап или копыт, верхняя часть оставалась тектонической формы. Римляне же, наоборот, всю ножку стола делали в виде фигуры фантастического животного.

Можно было встретить комбинации звериных лап с элементами фигур льва, грифа или сфинксов и листьями аканта. Несмотря на такой способ оформления, общая форма изделий благодаря богатству, гибкости и динамичности очертаний была весьма благородной. Для позднеримских форм характерна прямо-таки барочная перегруженность.

Следует упомянуть еще две формы столов: мраморный стол на трех ножках, об оформлении которого уже говорилось, и стол — т. н. gartibulum, — который стоял на почетном месте в атрии, по форме напоминал креденцу и символизировал домашний очаг.

Вместо ножек были две боковины из мрамора в виде крылатых львов, богато украшенные резьбой, волютами. На основе этой формы возник один из типов столов итальянского ренессанса.

Шкафов в римском жилище почти не было, они относились к предметам обстановки лавок, что известно нам по многочисленным изображениям. Для хранения же предметов домашнего обихода чаще всего использовали сундуки.

К сожалению, о римских сундуках мы знаем немного. Один из видов сундуков — т. н.

арка (area); он обычно стоял в атрии, никогда не передвигался, в нем хранились ценные вещи, имевшиеся в доме; сверху сундук полностью обивался железом; это как бы несгораемый шкаф античности.

О других изделиях римской мебели мы почти ничего не знаем. Известно, что римский интерьер украшало множество предметов обстановки из бронзы и железа: канделябры, треножники, столы и другие мелкие бронзовые вещи и приспособления. Оставшиеся в наследство от этрусков основные формы их с большим мастерством были усовершенствованы римлянами.

Римские художники и ремесленники достигли удивительного мастерства в изготовлении мебели. В силу своей практичности они стремились к серьезной, качественной работе. Римляне не обладали таким прирожденным утонченным вкусом, как греки. Вместо простоты и ясности греческих форм часто можно видеть вычурность декора.

Однако римское прикладное искусство, несмотря на свои явные недостатки, создало большие ценности. В мебели господствовал эклектизм, заимствовалось все, что можно было приспособить к господствующим вкусам.

Римляне почти ничего не добавили к перенятым у греков основным формам, гораздо больше внимания уделяли они богатому, помпезному оформлению.

Римским искусством заканчивается история античного искусства. Но в последующие столетия достижения римского искусства вновь и вновь оказывали свое влияние, особенно в эпоху классицизма, и в настоящее время они все еще могут служить примером для подражания.

Римляне оставили свой след в истории мировой культуры, в том числе и в истории мебельного дизайна. Всплеск римского влияния приходится не на эпоху развития Византии, прямо унаследовавшей традиции Древнего Рима, а на Францию эпохи Наполеона. Стиль ампир (от фр.

empire – империя) зародился здесь после буржуазной революции в результате повального увлечения древностью, которое было во многом вызвано новым нарождавшимся общественным порядком в противовес старому королевскому режиму. В 1801 году архитекторы Ш. Персье и П.-Ф.

Фонтен, чьи творения считались «последним словом изящества и проявлением хорошего вкуса обладателя», издали (и в 1812 году переиздали) собрание своих проектов обстановки жилищ. С тех пор французская знать стала устраивать свои жилища на греко-римский лад.

Стиль ампир отличался от предшествовавшего ему стиля Людовика XVI тем, что он перенёс непосредственно на мебель античные, и особенно римские, архитектурные формы: колонны, пилястры, консоли, карнизы и фризы. Всё это стало использоваться… для деления передних сторон шкафов и комодов.

Опорные части столов, кресел, стульев, диванов начали изготавливать в виде античных герм, сфинксов, грифонов и львиных лап. Такая мебель выглядела массивно, очертания её были прямоугольны, замкнуты.

Иногда вся передняя часть комода делалась из одной доски, распиленной по линии ящиков, вследствие чего сохранялся общий рисунок и расположение струй и слоёв дерева. Поэтому особое значение приобрела самая фактура материала, скрытая в предшествовавших стилях за массой резных украшений.

Наибольшей популярностью пользовалось тёмное красное дерево. Его гладкую поверхность украшали бронзой, золочённой через огонь, со строго симметричными узорами. Лишь отдельные детали покрывали резьбой. Ножки часто изготавливали в форме лап животных.

Иногда совершенно неожиданно из этих лап «вырастали» фигуры лебедей, львов или сфинксов. Косяками шкафов и комодов служили античные колонны с бронзовыми золочёными базой и капителью или отдельные фигуры крылатых ник.

Передние ножки кресел часто крепились прямо к подлокотникам; если же они заканчивались около сидения, то подлокотники поддерживали резные львы, грифоны, лебеди или колонны, или массивные завитки. Кресла, как и вообще вся мебель для сидения, были жёсткими.

Если свободно возникший классицизм в своих идеалах ориентировался на демократические Афины и греческую древность, то французским художникам было строго приказано брать за основу формы римского искусства.

Источник: http://arx.novosibdom.ru/node/570

Кнабе Г.С. Теснота и история в Древнем Риме

Как в древнем риме называли многоквартирный дом

“Культура и искусство античного мира”. Материалы научной конференции (1979).

ГМИИ им.Пушкина. М., 1980, “Советский Художник”. 385-405 стр.

В конце республики и начале империи, т.е. в I веке до н.э. и особенно в середине I века н.э., в Риме было очень тесно и очень шумно. Население города составляло к этому времени не менее I млн.человек.

Большинство свободных мужчин в возрасте от 16 лет и многие женщины, равно как большинство приезжих, т.е.

в совокупности от 200 до 300 тысяч человек, проводили утренние и дневные часы, по выражению поэта Марциала “в храмах, портиках, лавках, на перекрестках”, преимущественно в тех, что были сосредоточены в историческом центре города.

Этот исторический центр представлял собой прямоугольник со сторонами, очень приблизительно говоря, 1 км (от излучины Тибра у театра Марцелла до Виминальского холма) на 2 км (от Марсова поля до холма Целия), в котором в свою очередь выделялась еще более узкая зона, застроенная самыми роскошными общественными зданиями, окруженная наибольшим престижем, и где концентрация населения в утренние и дневные часы должна была быть наибольшей; в эту зону входили – Римский форум (80х180 м)1, форумы Цезаря (43х125) и Августа (450 м по периметру), плотно застроенный лавками район между Римским форумом и Колизеем (80х200 м), несколько центральных улиц – Субура (ок. 350 м), Велабр (ок.1 200 м), Аргилет (немногим более 100 м). Поверхность площадей, а особенно улиц, которые в эту пору имели обычно ширину 5-6 м и никогда, кажется, не больше 9, существенно сокращалась из-за загромождавших их лавчонок трактирщиков, брадобреев, мясников и т.д.

Несоответствие крайне ограниченной территории исторического центра и огромного количества тех, кто стремился не только попасть на нее, но здесь расположиться, людей посмотреть и себя показать, встретиться с приятелем или деловым партнером, сделать покупки, и приводило к той невыносимой тесноте, о которой в одни голос говорят римские писатели и особенно выразительно Ювенал:

… мнет нам бока огромной толпою
Сзади идущий народ: этот локтем толкнет, а тот палкой
Крепкой, иной по башке тебе даст бревном иль бочонком;
Ноги у нас все в грязи, наступают большие подошвы
С разных сторон, и вонзается в пальцы военная шпора2.

По свидетельству того же автора, носилки, в которых передвигались по городу богачи и знать, по улицам Рима приходилось нести, подняв их над головами – очевидно, толпа была настолько плотной, что иначе пронести их было невозможно.

Тацит рассказывает, как присланные в Рим солдаты германской армии “стремились прежде всего на Форум…

Непривычные к городской жизни, они попадали в самую гущу толпы и никак не могли выбраться, скользили на мостовой и падали, когда кто-нибудь с ними сталкивался”3.

Скученность царила не только на улицах, но и в общественных зданиях. Остановимся на одной, самом типичном и самом известном – Юлиевой базилике.

Она была построена на южной стороне Римского форума Цезарем и завершившим работы Августом
и представляла собой пятинефное здание, в центральной части двухэтажное, размером 60х108 м. В этом помещении постоянно заседали четыре суда по уголовным делам.

Судей в каждом было 26, подсудимый приводил с собой десятки людей, призванных оказывать ему моральную поддержку. Выступавший в заседании сколько-нибудь известный адвокат привлекал сотни слушателей.

Многие из них весь день сидели здесь или прогуливались по базилике и периодически устремлялись к тому трибуналу, где должен был выступать адвокат, их чем-либо заинтересовавший. Тут же шла бойкая торговля, и на полу до сих пор видны круги и квадраты, очерчивавшие место того или иного купца.

Сохранились на полу и фигуры другого назначения – в них, играя в азартные игры, забрасывали кости или монеты; игра шла не менее бойко, чем торговля, и все это постоянно хотело есть и пить, в толпе непрерывно двигались продавцы воды и съестного, а если приезжим бывало трудно расплатиться, они могли обменять деньги у сидевших тут же менял.

Здесь обращает на себя внимание не только теснота как таковая, но и еще одна особенность римской толпы – количество разнородных дел, которыми люди занимались одновременно на одном и том же ограниченном пространстве.

Известен случай, когда оратор Кальв выступал на Римском форуме с обвинительной речью против одного из семьи Брутов – как раз в это время мимо, лавируя в толпе, проходила погребальная процессия – хоронили другого члена той же семьи.

В декабре 69 года, когда солдаты императора Вителлин штурмовали Капитолий, где засели флавианцы, младший сын Флавия Веспасиана и будущий император Домициан спасся, замешавшись в толпу поклонников Изиды, которые спокойно отправляли свой культ, нимало не смущаясь сражением, идущим вплотную к ним.

И густота толпы сама по себе, и только что отмеченная ее особенность порождали невероятный шум, а голые кирпичные и каменные фасады, ограничивавшие узкие улицы, отражали и еще более усиливала его. Ювенал уверял, что в Риме умирают в основном от невозможности выспаться.

Марциал не мог заснуть от стука телег, гомона ребятишек, еще до света бегущих в школу, от того, что менялы, зазывая клиентов, непрерывно стучат монетами по своим переносным столикам. Сенека, приближенный Нерона и один из фактических правителей государства, жил над публичной баней и специально вырабатывал у себя нечувствительность к постоянно окружавшему его грохоту.

Интенсивность запахов не уступала интенсивности шума. Из бесчисленных харчевен неслись дым и ароматы дешевой пищи. “От дыхания наших дедов и прадедов разило чесноком и луком”, – вспоминал Варрон4. Жapa стояла большую часть года, одежда была дочти исключительно шерстяной, а у бедняков и грубошерстной. Рацион состоял в основном из гороха, полбы, хлеба и пахучих приправ.

Нетрудно (или скорее очень трудно) себе представить, в какой океан запахов погружался человек, входя в эту плотную, оглушительно галдящую толпу.

Что означала вся эта атмосфера – обычное проявление южного темперамента и доныне живущих в Италии бытовых традиций, или нечто иное – содержательную характеристику римской гражданской общины, внутренне связанную с особенностями ее истории, общественной психологии и культуры? Есть, по крайней мере, три обстоятельства, заставляющих отказаться от первого из этих предположений и принять второе.

1. Публичность существования и его живая путаница были типичны не только для городских улиц и общественных зданий, они царили также и в жилых домах – domus'ax и insul'ax.

Разница между этими двумя типами римских жилых зданий в традиционном представлении сводится, как известно, к следующему: домус – особняк, в котором живет одна семья, инсула – многоквартирный дом, заселенный множеством не связанных между собой семей; домус в основе своей одноэтажное строение, инсула – многоэтажное; домус как резиденция одной семьи представляет собой автономное архитектурное целое, имеющее самостоятельные выходы на улицу, в инсуле резиденция каждой семьи несамостоятельна, включена в сложный архитектурный комплекс и не имеет отдельных выходов на улицу; домус типичен для старого республиканского Рима, инсула распространяется преимущественно в эпоху ранней империи. Все эти противоположности, такие реальные и обоснованные в пределах традиционного историко-архитектурного анализа, оказываются, если подойти к ним с точки зрения общей структуры материально-пространственной среды той эпохи, весьма относительными. В определенном смысле они растворялись для римлянина в едином типе организации действительности – в том самом, который был немыслим без тесноты и шумной публичности существования.

Если учесть эту сторону дела, несколько по-иному выглядит и чисто архитектурное соотношение обоих типов жилых домов.
Комнаты, выходившие на оба центральных помещения италийского домуса – на внутренний дворик-цветник, или перистиль, и на
парадный зал со световым колодцем, или атрий, – почти не имели окон.

Между ними и внешними стенами оставалось пустое пространство, наглухо отделенное от жилой части дома, и в нем размещались имевшие самостоятельный выход на улицу
так называемые таберны. Обычно их занимали под мастерские, склады или лавки, которые хозяин либо использовал сам, либо – чаще – сдавал внаем.

Домус в этом случае не был обиталищем одной семьи, а включал в себя и ряд помещений, к ней отношения не имевших.

Арендовавший таберну ремесленник или торговец мог поселиться в ней на своего рода антресолях вместе со своей семьей, а бывали случаи, когда таберны и прямо сдавались под квартиры с отдельным выходом, как было, например, в роскошном доме, расположенном непосредственно за форумом в Помпеях и известном под именем “Дома Пансы”.

Следующий шаг на этом пути состоял в том, что один человек приобретал ряд соседних домов и, либо подводя их под общую крышу, либо каким-нибудь другим способом, превращал их в своеобразный комплекс, где арендаторы таберн со своими семьями, отпущенники с их семьями, работники лавок и мастерских и семья хозяина жили в непосредственном контакте друг с другом. Таково положение, например, в домах NoNo 8-12 на 6 участке I района Помпеи, в домах Корнелия Тегета, Кифареда или Моралиста. В последнем случае в соединенных домусах с общим атрием жили две семьи, известные нам поименно – Аррии Политы и Эпидии Гименеи.

Слияние жилых ячеек в единый улей шло не только по горизонтали, но и по вертикали. Жилой аттик домуса обычно имел выход как на первый этаж, так и на балкон, расположенный по фасаду и в ряде случаев продолжавшийся на фасад соседнего дома.

Если отдельные помещения в таком аттике сдавались внаем и при этом еще соединялись с табернами, от замкнутой независимости и самостоятельности и самой семьи, и ее резиденции, которая в идеализированном историко-архитектурном представлении составляет сущность римского домуса, не оставалось и следа. Попробуем вообразить себе, например, как жилось в Помпеях в доме No 18 12-го участка VII района, часть которого занимала одна семья, в табернах расположился публичный дом, а в аттике (или, если угодно, на втором этаже) ряд помещений принадлежали каждое отдельной семье, и члены их проходили домой по балкону, имевшему выход через соседний дом No 20.

Для того, чтобы представить себе реальное соотношение домуса и многоквартирного дома, необходимо вспомнить, что основной смысл слова “инсула” – это застроенный участок, ограниченный со всех сторон улицами, независимо от того, застроен ли особняками или доходными домами5.

Именно так этот термин употребляется систематически в своде римского права “Дигестах”. Перенесение его на многоквартирный и многоэтажный дом было возможно потому, что между тем и другим не видели принципиальной разницы.

Застроенный участок – квартал по фронту, квартал в глубину – заполнялся обиталищами, соединенными между собой таким количеством переходов, внутри и по балконам, подразделенным на такое количество сдаваемых в наем лавок, квартир, арендаторы которых сдавали площадь еще от себя, что границы изначальных домусов и инсул во многом стирались, и весь участок превращался в некоторое подобие улья6. Этот вывод вытекает, насколько можно судить, из всего материала, только что приведенного.

Дополнительно можно обратить внимание, во-первых, на то, что в “Дигестах” конфликтам, возникавшим именно из подобной путаницы жилых домов и помещений7, посвящен целый раздел – если понадобилось специальное законодательство, положение это должно было существовать повсеместно; во-вторых, – на слово – употребление у римских авторов8, которые подчас явно не видели четкой границы между инсулой, домусом и жилым строением вообще (aedes)9. Если при всех различиях перечисленные разновидности римского жилья в сознании современников сливались, то, очевидно, существовало в этом сознании некоторое более широкое представление, охватывавшее жилую среду города в целом, и
внутреннее единство ее воспринималось как нечто более важное и более реальное, чем внутренние различия. В римских домусах и инсулах при их очень значительных размерах было тесно, хотя и не так, как на улицах, но столь же, если не более, ощутимо: и там, и тут человек не мог и не хотел изолироваться, замкнуться, отделиться, остаться наедине с собой;
император Марк Аврелий почувствовал эту потребность лишь полтора столетия спустя. Теснота на улицах и жилища-ульи в описываемую эпоху были еще двумя слагаемыми единого ощущения жилой среди, воспринимавшегося императивно: быть всегда на людях, принадлежать к плотной живой массе сограждан, смешиваться со своими и растворяться в них.

2. Ощущение тесноты осознавалось как порождение родной истории и как ценность. Обычное мнение о том, что описанные особенности римской жизни – результат перенаселения городов в начале империи, неточно.

Перенаселенность, разумеется, была10, и, разумеется, она разлагала традиционный быт этого общества, в основе своей остававшегося примитивным, натуральным, преимущественно сельским.

Но описанные выше архитектурные и бытовые явления, в которых реализовался процесс перенаселения, существовали с глубокой древности, и сам его кризисный характер был порожден приверженностью к исторически сложившимся формам явно себя изживавшим. Этажи существовали с незапамятных времен – еще в 218 году до н.э.

, как рассказывает Тит Ливий, бык взобрался на третий этаж дома и бросился оттуда, испуганный тревогой, которую подняли жильцы11, и с самого начала были она чертой не только инсул, но и домусов – “с верхней части дома через окно” обращалась к народу Танаквиль, жена царя Тартания Приска12, которая очевидным образом не могла жить в доходном доме; с верхнего этажа домов своих друзей любил смотреть цирковые игры император Август.

Балконы, игравшие такую значительную роль в превращении римских домов в “ульи”, назывались по-латински “менианы” по имени Мения, консула 318 года до н.э., т.е. существовали с IV века, и законы против злоупотребления ими принимались, по свидетельству историка Аммиана Марцеллина, “еще в древние времена”13. Консул 186 года до н.э.

Публий Постумин развел сына с невесткой и выделил ей помещение на втором этаже своего дома, отделенное от резиденции семьи и имевшее самостоятельный выход на улицу через балкон.

Взгляд на архитектурное сооружение как на совокупность относительно самостоятельных, но сложно взаимосвязанных помещений ясно чувствуется иногда в старых римских храмах – таких, например, как храм Фортуны Примигении в Пренесте (конец П века до н.э.).

Некоторые исследователи с полными основаниями видят в таком подходе к зданию коренную особенность римского архитектурного мышления, с самого начала отличавшую его от греческого14. Римляне во всяком случае думали именно так и полагали, что на самой заре истории боги научили их

… строить дома, сочетая жилище свое воедино
С крышей другой; чтоб доверье взаимное нам позволяло
Возле порога соседей заснуть15.

Источник: http://pompeii.ru/casa/knabe.htm

Паола Волкова о Римской империи

Как в древнем риме называли многоквартирный дом
?

Categories:                                                                                       *   *   *

Если Рим стоял на строительстве, как на визуальном свидетельстве империи, то, куда бы римляне ни приходили, они строили. И куда бы мы ни приезжали, мы сталкиваемся с Римом. Там, где прошли римские солдаты, есть римский театр и римский форум.

Автору довелось посмотреть на римский форум в Палестине. Это удивительно: форум выглядит очень чисто, и все части, как в учебнике, на месте — словно вчера построен.

Сохранились гениально и театр, и гимназии, и рынок, и форумная площадь, и триумфальная арка — всё! Если вы приезжаете в Афины, тоже видите римское строительство: форум, термы Диоклетиана, арку Адриана — это следы римской строительной империи.

Римская баня — это образ жизни. В одном городе Риме действовало 865 общественных бань и 11 терм по количеству районов! Помните, Зощенко писал: «Сходим в баню, заодно и помоемся». А для римлян баня — это целая жизнь. В баню приходили, брали кабиночку — домик такой маленький — и поселялись. Там было всё: кухня, библиотека, общество, обсуждения.

Лоуренс Альма-Тадема. Любимый отдых. 1909 г.

В термах вели беседы обо всем: и о политике, и о философии, и о литературе. Римлянам нужны были люди с досугом, со свободным и большим досугом. Они были необходимы.

Поэтому, если вы — гражданин Рима, вы получали очень большие льготы, колоссальные просто. В основном это касалось вашего образа жизни. Если у гражданина Рима не было дохода, он объявлял себя безработным.

В этом случае государство предоставляло ему государственную квартиру в доме, который назывался инсулой (инсулы — это 4–6-этажные многоквартирные дома). В Риме инсул построено было очень много.

Мать Юлия Цезаря — Августина, которую он очень почитал, рано лишилась родителей, но в приданое от них получила большое наследство. Это наследство заключалось в том, что у нее было 6 или 8 инсул.

Она была хозяйкой инсул, то есть многоэтажных доходных домов, где человек платил квартплату за занимаемое им помещение. Но это — если он безработный. Потому что, если римлянин работал, он в инсуле не жил, он имел свой дом. Безработный римлянин имел право на двухкомнатную, трехкомнатную квартиру в инсуле, в зависимости от размера семьи. В инсулах атриум находился просто в столовой или в прихожей.

В XX веке немало тайн. Есть и тайны, связанные с трагедией человеческой жизни. Такой нераскрытой тайной стало убийство в 1975 году итальянского кинорежиссера, поэта, прозаика Пьера Пазолини.

Мы не будем сейчас касаться этой темы, просто именно из-за этого громкого преступления город Остия, расположенный в трех десятках километров от Рима, стал широко, но печально известен. А ведь этот город называют римскими Помпеями. Это уникальный археологический памятник Древнего Рима.

В Остии сохранились вторые этажи домов, мозаики, есть несколько смотровых площадок, откуда открывается очень красивый вид на раскопки. И там, в отличие от Помпей, нет огромного количества туристов. Если вы заедете в Остию, то увидите и огромную восьмиэтажную древнеримскую инсулу.

В ней до сих пор люди живут. Вы, когда ее видите, даже не понимаете, что она в Древнем Риме построена. Просто большой обыкновенный дом.

Остия — маленький городок, состоящий из частных домов. Есть там огромный театр, пекарни. Вас захлестывают эмоции, потому что Остия цела археологически. Вся из камня и кирпича. Здесь есть возможность погружения в эпоху.

Термы Нептуна в Остии. I в.

Вернемся к льготам, которые получал безработный гражданин Рима.

Стать безработным навсегда гражданин Рима не мог, он должен был определить срок, на который будет считаться таковым. На этот срок римлянин кроме инсулы получал двух бесплатных государственных рабов. В основном это были восточные люди, очень часто сирийцы. Римлянин мог делать с ними что угодно. Это была его прислуга.

Рабы работали в доме, могли заниматься хозяйством, ухаживать за детьми или работать в саду-огороде. Для римлян, как мы уже говорили, земля была очень важна, они все занимались сельским хозяйством. Они даже у себя на подоконнике в инсулах цветы выращивали. Весь Рим был окружен огородами. Капуста, кабачки, горох, яблоневые сады.

Морковь — главный предмет еды.

Иногда римлянин не пользовался рабами как прислугой, а предоставлял им полную свободу действий в обмен на деньги. Например, это могло выглядеть так: «Ты должен мне каждый месяц приносить, скажем, три обола или одну тетрадрахму и можешь идти. Живи, где хочешь. Делай, что хочешь».

Рабов предоставляли не в вечное пользование, а на определенный срок. Когда этот срок заканчивался, раб становился вольноотпущенником. Эксплуатировать вольноотпущенников было выгоднее, чем рабов.
При императоре Нероне был такой раб-вольноотпущенник.

Он был мультимиллионером, дававшим императору деньги на Золотой дом.

“Золотой  дом”  Нерона

Золотой   дом ”  Нерона  –   самый  большой  и  роскошный  дворец,  который  когда-либо  возводил   правитель  страны  в  Европе.

Источник: https://mama-zima2013.livejournal.com/111748.html

Правовое решение
Добавить комментарий